?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Интересный пропагандистский текст. Суровые черные технологии.
П Р А В Д А.
№329(4774).  30  НОЯБРЯ  1930г.  

ВЫБОРЫ ПОД УГРОЗОЙ ТЮРЬМЫ И ФАШИСТСКОЙ ДУБИНЫ.
        Т. (Письмо из Варшавы.)
        Как и нужно было ожидать, оргия фашистского, террора достигла наивысшего напряжения в самый день выборов. 16 ноября Варшава живо напоминала военный лагерь. Отряды пеших и конных полицейских и вооруженных фашистских банд, "поддерживали порядок", избивая всех "неблагонадежных". С утра до вечера слышалась стрельба - это дружинники Пилсудского расправлялись с рабочими. Пролетарская кровь обильно оросила улицы города. Около 100 раб. получили тяжелые ранения, но варшавский пролетариат не отступил перед террором наемных, агентов буржуазии. В рабочих районах происходили антифашистские демонстрации, которые разгонялись в одном месте и быстро возникали в другом.
        Так же, как и в Варшаве, в Домбровском бассейне, в Верхней Силезии, Лодзи и др. местностях, организованные банды хулиганов нападали на безоружных рабочих и избитых передавали в руки полиции. Даже социал-фашистский "Напшуд" вынужден признать, что "полиция при арестах толкала, трясла и заковывала в цепи рабочих". Силезские дружинники, так наз. "ПОВСТАНЦЫ", подкладывала под рабочие жилища динамит, выбивали стекла и т.д. Усерднейшими агитаторами правительственного списка были полицейские, которые, не заботясь даже о видимой "беспристрастности", вырывали из рук голосующих выборные карточки и всовывали взамен отобранных карточки №1, т.-е. правительственный список. Шпики тоже не бездействовали. В Катовицах "в каждую избирательную комиссию, - пишет "Полония", - входил, как оказывается, полицейский агент, задачей которого было подсматривать, кто какие номера вкладывает в конверт". Кто пытался скрыть свой номер от взора шпика, задерживался под каким-либо предлогом и направлялся для допроса в полицию, В некоторых избирательных помещениях, как, напр., в районе 42 в Катовицах, был вывешен на видном месте циркуляр воеводы о явном голосовании.
        Конечно, такое явное голосование, к тому же под звуки музыки, легче было властям провести в деревне. Так, напр., в Волковыске староста, помнящий министерский циркуляр о том, что его дальнейшая карьера зависит от количества голосов, которые получит правительственный список, созвал в день выборов на митинг всех крестьян и об'явил им, что голосующие тайно или за антифашистский список будут переписаны и посажены в тюрьму.
        Там, где властям не удалось принудить широкие массы к голосованию за список Пилсудского, они применили другую тактику; не позволили голосовать за аннулированные антифашистские списки. Этим об'ясняется малое количество голосующих в Свенцянах или в Жешове, где из 18 списков только 2 (правительственный и национал-демократический) были утверждены. Официальные круги об'ясняют это воздержание от голосования... "атмосферными явлениями" (дождем).
        Несмотря на свирепствовавший террор, во многих округах массы избирателей подавали голоса за аннулированные антифашистские списки. Даже "Курьер польский" отмечает, что "в Подставском, Глембовском, Дисненском, Вилейском и Моподчанском уезде коммунисты демонстративно голосовали за аннулированный список №8, т.-е. белорусское "Змаганьне".
        Повсюду в избирательных помещениях неистовствовали фашистские дружинники. В Богутицах дружинники расположились у выборного стола и принуждали голосующих показывать свои номера. Шпики были снабжены карандашами и блокнотами и записывали, кто за что голосовал.
        Были десятки тысяч случаев, когда рабочие, уже придя на выборы, узнавали, что они "по ошибке" не помещены в списки голосующих. В Домбровском бассейне, как сообщают местные газеты, "не только целые семьи, но даже целые дома не имели возможности голосовать".
        Однако наибольшую ловкость выявили пилсудчики в фальсификации результатов выборов выборов, в подбрасывании карточек №1 в урны и т.п. Желая обойти контроль уполномоченных оппозиции, власти очень часто задерживали их в участке для выяснения личности и выпускали лишь за 15 минут до окончания выборов.
        В других, случаях пилсудчики пытались использовать легковерие оппозиционных уполномоченных. Так, например, в Седлицах член избирательной комиссии, сестра одного из министров, взяв в руки урну, слегка наклонила ее и обратилась к присутствующим членам комиссии и уполномоченным со следующими словами: "Как видите, господа, урна пуста, и поэтому мы можем ее запечатать". Однако один из уполномоченных заявил: "Я не видел, прошу показать", и с другими уполномоченными подошел к урне. На дне урны они нашли пачку конвертов (около 700) с бюллетенями №1.
        Во многих округах, например, в Варшаве-пригородной, урны с вложенными в них бюллетенями правительственного блока лежали в окружных управлениях незапечатанными всю ночь и только на утро их переслали в избирательную комиссию. Этим об'ясняется факт, который имел место в Могиле. Там из 877 чел., имеющих право голоса, голосовало 622 чел. Список №1 получил 171 голос, остальные голоса получили оппозиционные списки. Протокол об этом составили и подписали все члены комиссии и уполномоченные. Однако в окружную избирательную комиссию поступил из этого района совершенно другой протокол, в котором значилось, что голосовали все 877 членов, из которых 852 чел. голосовали за описок №1.
        Нет ничего удивительного, что в этой обстановке во многих округах и районах 100 проц. голосов "получил" правительственный список. Фашистские фальсификаторы так увлекались, что иногда количество голосов, поданных за список №1 было больше общего количества голосующих. В таких условиях Пилсудский был прав, когда еще до выборов заявлял. что он не может проиграть.
        Навряд ли кто-нибудь сомневается, что фашистские выборы были лишь циничной комедией, основанной на насилии и обмане. Лучше всего сознает это правительственная пресса, которая указывает на уменьшение коммунистических мандатов, все же не решается утверждать, что пало влияние коммунистов. "В рабочих районах заправителями являются коммунисты", - признают некоторые фашистские газеты, констатируя одновременно поражение ППС. Коммунисты заняли агрессивную позицию", - бесится "Пшедсвит". "В Лодзи на периферии (где живет пролетариат), голосуют за коммунистов", - заявляет грустно "Полония".
        Выборный обман пилсудчиков особенно ярко сказался в оккупированных областях Зап. Белоруссии и Зап. Украины, где почти все мандаты захватил правительственный блок. "Нужно помнить, - пишет "Газета Варшавска", - что несколько месяцев. назад в этих именно областях происходили дололнительные выборы, в которых соотношение было как раз обратное сегодняшнему - в пользу весьма радикальных групп нацменьшинств. Одна из виленских газет констатирует, что раз украинцы и белоруссы пылают такой любовью к пилсудчине, то "трудно понять, почему в таком случае проводится массовая колонизация так называемых восточных окраин".
        Избирательная комедия откроет глаза даже наиболее. несознательным и тем самым ускорит нарастание политического кризиса, который неизбежно взорвет фашистскую диктатуру.
        Варшава, ноябрь, 1930г.

Comments